Курмакаев Артур 4 года г. Коломна

Осталось собрать 157 980 рублей

«2015 год. Мне 41 год. Личная жизнь не сложилась. Мужа нет, детей тоже нет. Решила я обмануть судьбу. Закончила школу приёмных родителей, подала документы в «опеку» и стала ждать предложений. Было желание удочерить девочку 2-3 лет, но органы опеки никого не предлагали. Я и сама искала по базам данных подходящую малышку, но тщетно. Время шло, ребеночек не находился. Так прошло два года. Для себя решила, что всё, больше искать не буду.


2017 год. Октябрь месяц. Звонок из «опеки». В перинатальном центре есть новорожденный мальчик, отказник. Услышав это, я, не раздумывая, побежала. В центре меня встретила врач, рассказала всё про малыша и проводила в бокс. Там медсестра дала мне в руки бутылочку с молоком, на колени положила ребёночка и ушла. Так мы и познакомились. Он был смуглый, черноглазый, с тёмными волосиками хорошенький малыш. Сердце моё билось, неужели моя мечта сбудется, и я буду мамой. Я не хотела с ним расставаться, чувство нежности накрывало меня с головой. Но разум мне говорил, подожди, надо подумать. Много моментов было «за», ещё больше «против». Но думать было некогда. В течение недели «опека» ждала от меня ответа.


30 ноября 2017 года я перешагнула порог своего дома в статусе мамы. На руках у меня был мой сыночек — смуглый, черноглазый, с тёмными волосиками хорошенький малыш.
Эйфория быстро сменилась бессонными ночам, больницами, страхами, попытками лечить СДВГ, ЗПМР и т.д. и т.п. Прогнозы были неутешительные: группа риска по ДЦП, возможно не будет сидеть, ходить. Иногда мне самой казалось, что он не видит, не слышит и ничего не понимает. Но сам по себе малыш был весёлый, любознательный, всегда в хорошем настроении, всех располагал к себе, часто улыбался. Это меня настораживало. В интернете набрала: ребенок часто улыбается. В одной из статей прочитала про синдром Ангельмана. Нашла много схожего. В 11 месяцев мы сдали генетический анализ, который подтвердил мои предположения о наличии синдрома Ангельмана у ребёнка. Невролог, которая направила на анализ, предложила вернуть ребёнка обратно и, лучше завести собачку. Возможно, для кого-то это было бы решением, но я не смогла так поступить.


В январе 2019 года нам выдали справку об инвалидности. Не буду говорить, что я испытывала, держа в руках эту красивую розовую справку. Понять меня, мои чувства, моё сердце смогут те, кто тоже оказался в такой ситуации. Другие не поймут. Расслабляться не было времени, сыночек ждал от меня действий. И началась работа на преодоление: курсы массажа, лечебная физкультура, реабилитационный центр, дефектолог, психолог, бассейн.


Октябрь 2020 года. Моему мальчику исполнилось 3 годика. Гуляем по скверу, и рядом со мной — САМ, топает мой сыночек — смуглый, черноглазый, с тёмными волосиками хорошенький малыш. Чувства меня переполняют. И эти чувства очень смешанные: с одной стороны – безмерная любовь к своему ребенку, с другой – отчаяние от постоянно пульсирующей мысли, что для моего малыша в жизни будет много «НИКОГДА». От этого много слёз и страданий. Но я стараюсь держать себя в руках, потому что я нужна своему ребенку, а ребенок нужен мне. Не будем загадывать, будем надеяться и верить, что все будет хорошо!

Помочь